легенды и мифы древнего СССР

"По улицам ходили здоровые люди, они были в абсолютном большинстве. Венерические и все прочие известные миру болезни отсутствовали как факт в огромной — 250 млн. населения! — стране. Это просто невозможно. Но так было." http://tv29.ru/new/index.php/bk-obshchestvo/8483-zakhar-prilepin-gazirovka - утверждается, что это написал Захар Прилепин, которого некоторые люди считают талантливым писателем и неглупым человеком...
падение уровня медицины, видимо. Рост венерических заболеваний. Для обыкновенных людей, кто ходит в обычные поликлиники.
в 90-х, конечно, резко увеличилась мобильность и прекратились всякие принудительно-санитарные мероприятия типа диспансеризации, так что количество венерических заболеваний сильно возросло. (Ну и падение общего уровня жизни, вплоть до голода и т.п., людям стало не до медицины). Но слушать все эти рассказы о "городе Солнца" людям, которые тогда жили, от тех, кто тогда не жил, ей-Богу, дико - даже если отвлечься от моральной стороне дела ("жизни по лжи", как говорил Солженицын), а говорить только о чисто материальных вещах. Он, видимо, не представляет себе даже простых вещей типа "как попасть на приём к стоматологу и что как этот приём пережить". Я помню, как лез на стенку от боли, но записаться к врачу было можно только если прийти безумно рано - в какой-то момент я уже спать не мог, и таки пришёл рано, и записался - но к моменту, на который был талончик, боль уже прошла (воспаление убило нерв), и я с удивлением констатировал, что мне сверлят, а не больно... (Я понимаю, что и сейчас где-то в деревне это не получится, или совсем без денег, не говоря уже о российских тюрьмах, где просто ад, но представлять себе тогдашнюю медицину тоже надо.) Собственно, даже и для не живших тогда дикость его представлений видна из текста: он пишет "в Россию с её окраин, и с территорий сопредельных, не ехали орды и табуны людей, никогда в жизни не лечившихся (и не учившихся тоже) — отчего-то они вообще сюда не попадали. Таможня не давала добро." Как это можно истолковать? где он проводит границу между "окраинами России" и "сопредельными территориями" и где жили "орды и табуны людей, никогда в жизни не лечившихся"? какая таможня? границу СССР нельзя было пересечь в сколько-нибудь массовом порядке - он это имеет виду? или он имеет в виду "союзные республики", откуда действительно нельзя было попасть в Москву - и вообще без прописки нельзя было попасть в Москву жить, а получить прописку было очень трудно? Что это вообще всё может значить?


Очевидно имеется в виду, что в пределах СССР более или менее всё население было более или менее охвачено медобслуживанием, а из стран, им не охваченных, мигранты массово не приезжали.

К чему здесь сетования про сверление зубов сложно понять. Кажется Прилепин про анестезию ничего не писал.
"Очевидно имеется в виду, что в пределах СССР более или менее всё население было более или менее охвачено медобслуживанием"

"в Россию с её окраин, и с территорий сопредельных, не ехали орды и табуны людей, никогда в жизни не лечившихся (и не учившихся тоже)"

что такое "окраины России и сопредельные территории"?
Наиболее естественная интерпретация - Северный Кавказ и Средняя Азия.
то есть это на Северном Кавказе, в СССР, жили "табуны людей, никогда в жизни не лечившихся"?
Ох!

Нет, не жили.

Отрицанием "приезжают табуны не лечившихся" может быть а) "не приезжают" б) "приезжают, но лечившиеся" в) "приезжают, но в небольшом числе (а не табуны) и почти все - лечившиеся" (наиболее близкий к позднему СССР вариант) г) другие варианты.
и ещё оказывается, что Прилепин писал роман из советской жизни - значит, хоть что-то он мог бы понимать даже с чисто профессиональной точки зрения? поразительно...
я его не читал. Во всяком случае, быть хорошим человеком и хорошим писателем -- вещи разные, Фантазёр он большой.
это, наверно, даже хорошо для писателя - быть фантазёром, но это же вроде как не художественная литература. Я несколько раз наталкивался на какие-то его публицистические статьи - и каждый раз вспоминал пушкинское "поэзия должна быть глуповата" - правда, он не говорил этого даже про поэтов, а не только про публицистику...
я настолько редко вижу публицистику без фантазий, что не могу ничего сказать.